«Вне Лавры я себя не мыслю…»

Интервью с насельником Киево-Печерской лавры, архимандритом Варлаамом (Бурносом).

— Отец Варлаам, добрый день! Не могли бы Вы рассказать о том, каким был Ваш путь к монашеству?

— Об этом на самом деле очень сложно что-то сказать. Это само собой сложилось. Приехал в Лавру — и остался тут уже навсегда.

— А кем Вы были до пострига?

— Я учился, был студентом в Харьковском университете на историческом факультете. Потом, по окончании университета, я задумался о том, чтобы поступить в семинарию, задумывался и о пути монашеском. И в 1988 году в сентябре я пришел в Лавру, стал послушником. А семинарию и академию потом заочно окончил.

— Когда Вас постригли в монашество?

— В ноябре того же года. Тогда Киево-Печерская Лавра только открылась, и кто соответствовал по тем или иным признакам тому, чтобы жить монашеской жизнью, тех постригали в иночество или уже в мантию, которую также называют малой схимой. Но все равно изначально братии было не так много, можно было пересчитать на пальцах рук. Хотя с самого начала мы жили одной семьей, несмотря на то, что пришли в голые стены, несмотря на какие-то лишения и тесноту. Я послушником был недолго, а потом начался мой путь монашеского и священнического служения в этом монастыре.

— В бытность Вашу студентом Харьковского университета никогда не задумывались о том, чтобы создать семью?

— Да как-то особо не было таких мыслей.

— Никогда не жалели о принятии монашества?

— Нельзя сказать, что не было ни единого момента, чтобы я не жалел об этом шаге. Наверное, это было бы лукавством. Каждый человек переживает разные моменты в жизни. Но если и возникали такие мысли, сомнения, то это было чем-то несерьезным, никогда такие мысли не сподвигали меня даже думать о принятии какого-то радикального решения или кардинально менять свою жизнь. Сказать, что я серьезно жалел и каялся о принятии монашества — такого не было никогда.

— Какие послушания Вы несли в Лавре?

— Когда я только пришел в монастырь, меня сразу поставили на послушание в Дальние пещеры. Тогда старшим у нас был отец диакон Иоанн, сейчас — архимандрит Антоний, который поет на левом клиросе. В тот момент он был фактически и благочинным, и ризничным, у него были все ключи от всех пещер. Тогда, в самом начале, когда Лавра только открылась, в монастырь начало приезжать много паломнических групп. И в начале каждой группы, и в конце ее шел один из братьев, сопровождая паломников. Потом собиралась следующая группа — и сопровождали уже их. Так, как сейчас, не было.

— Такая практика долго просуществовала в Лавре?

— Сложно сказать, сколько точно по времени, но в первые времена, в первые месяцы сразу после открытия было именно так! Тогда этим занимался Александр Гергель, который сейчас наместник монастыря в Бортничах. Но вернемся к послушаниям. Вот был сначала пещерником, потом на кухне нес послушание. А дальше меня постригли, начал служить. Нас было тогда мало, как я уже говорил, и потому послушания менялись довольно часто. Был я и помощником отца Софрония, нашего казначея, он теперь наместник Спасо-Преображенского монастыря в Княжичах. Назначали меня и в церковных лавках послушание нести, хотя по сути в первые времена она была у нас одна. В общем, трудились везде, где была в этом необходимость.

— Первые дни в Лавре. Какие у Вас воспоминания?

— Приехал я в 1988 году в праздник Рождества Пресвятой Богородицы. Служба шла на улице на площади перед Дальними пещерами возле Аннозачатиевского храма. Служил тогдашний Наместник Лавры, ныне митрополит Ионафан. Я подошел к архидиакону Игнатию, который также был из Харькова, он подвел меня к Наместнику, попросился в братию и вот остался тут. У меня было рекомендательное письмо для поступления в семинарию от архиепископа Иринея, тогда Харьковского архиерея, поэтому все по Промыслу Божьему сложилось.

— Как на Ваших глазах изменилась Лавра за 30 лет с момента ее открытия?

— Много поменялось! В начале сразу после открытия много наместников поменялось, и это также влияло на жизнь в монастыре, на общую обстановку, ведь каждый наместник устанавливал свои какие-то порядки. А вот уже при митрополите Павле все пришло в установленный порядок. И то, что владыка так долго является Наместником, положительно повлияло на все стороны монастырской жизни.

— На Вашей памяти много человек ушло из монастыря?

— Очень много!

— А в связи с чем это происходило? И не является ли это соблазном для верующих людей?

— Жизнь есть жизнь. Один человек просто приходил в монастырь попробовать, его это или не его. Это чем-то похоже на то, как люди поступают в институт. У некоторых складывается жизнь потом, когда они работают по специальности, у других — нет. Так и в монастыре: некоторые побудут и понимают, что не созданы для монастырской жизни. Учитывайте и то, что монастыри разные есть. Лавра — большой монастырь. А некоторые хотят уединения от городской суеты где-то в лесу, им не подходит то, что здесь всегда много людей, братии, они чувствуют от этого некий духовный дискомфорт. Такие люди любят тишину, чтобы никого не было. И осуждать их за это никоим образом нельзя.

— О ком из насельников монастыря, кто уже отошел в мир иной, Вы бы хотели поделиться воспоминаниями?

— Очень хорошо помню архимандрита Вениамина, который совсем недавно преставился ко Господу, еще даже сорока дней не было. Он в монастырь пришел сразу после меня. Мы практически одновременно пришли: отец Вениамин, архимандрит Нектарий, я и Мартирий монах. Вениамин и Мартирий, когда постригались, тогда Наместник Ионафан как-то даже негодовал от того, что постригает в монашество людей, которым уже было за 50 лет. Но все же несмотря на то, что они пришли к Богу и к Церкви в довольно зрелом возрасте, из них получились прекрасные монахи. Запомнилось мне, как жил, где жил отец Вениамин, мы с ним поддерживали довольно теплые отношения, нельзя сказать, что мы были друзьями, потому что большая разница в возрасте у нас — практически 25 лет. Но в памяти он останется, как тихий, спокойный человек. У него был хороший характер, никогда и никому он ни в чем не отказывал. Выслушивал прихожан и паломников, давал советы, исповедовал братию. Вот так тихо, спокойно он и почил.

Помню я очень хорошо отца Феофила, он был келейником Наместника Ионафана. Прожил он совсем недолго, пришел в монастырь уже стареньким, пенсионером. До прихода в Лавру он был человеком нецерковным, но как-то Господь привел его в Лавру, и с первого дня после открытия он был здесь, делал всегда без ропота то, что ему говорят. Был человеком глубоко верующим, примером послушания, с чувством, расстановками читал жития святых на трапезе, была у него интересная дикция. Часто делился воспоминаниями, рассказывал про голод 1933 года, который хорошо помнил, про послевоенный голод, про советский период нашей истории. Хороший был человек, но, бедненький, заболел раком и быстро отошел в мир иной, прожив в монастыре небольшой срок.

Был у нас схиигумен Агапит. Он также прожил в Лавре недолго, довольно быстро умер. Но запомнился мне тем, что пел высоким тенором, к нему люди ходили за советом, наставлениями. Очень он страдал ногами, болели они у него. О нем очень часто вспоминает наш уставщик отец Поликарп. Но, несмотря на то, что схиигумен Агапит пробыл в монастыре недолго, он всем запомнился только с наилучшей стороны.

Вспоминается и схиархимандрит Феофил, который потом стал наместником Свято-Троицкой Китаевой пустыни города Киева. Он тогда был Пафнутием в мантии. Небольшого роста, с длинной бородой, немного с восточными чертами во внешности. Пел на клиросе, занимался вычитками, много принимал людей. Был человеком добрым, незлобивым, всегда помогал другим братьям и словом, и материально, если у кого была какая-то нужда или кто-то заболевал. Интересным человеком был, с ним было приятно и интересно общаться, умер сравнительно молодым, похоронен в Китаевой пустыни.

Схиархимандрит Серафим был довольно преклонного возраста, сам родом из Оренбурга, туда он потом и вернулся, там и умер. Он был в Лавре недолго. В короткий срок даже успел побыть благочинным. Многими воспоминаниями и он делился. А рассказать ему было что, ведь он был келейником митрополита Нестора (Анисимова), апостола Камчатки. О нем много рассказывал.

— Как проходит Ваш обычный день в монастыре?

— Полунощница, службы, послушание…

— Какое послушание Вы сейчас несете?

— В библиотеке.

— Большой фонд лаврской библиотеки?

— Да, довольно большая у нас библиотека. Постоянно фонды пополняются новыми изданиями, много книг, особенно старых, приносят прихожане и неравнодушные люди.

— Кто основные посетители?

— Много приходит батюшек заочников, которые обучаются в Киевских духовных школах. Приходят и братия Лавры что-то взять почитать. Студенты семинарии и академии приходят поработать в лаврскую библиотеку, много и мирян также приходят. Записаны порядка тысячи человек, которые регулярно посещают библиотеку.

— Чем для Вас лично является Свято-Успенская Киево-Печерская Лавра в данный момент?

— Это — мой дом, здесь для меня все родное. Чувствую, что я тут не просто живу, служу, нет, здесь уже все стало моим. Вне Лавры я себя не мыслю.

— И несколько слов тем, кто желает вступить на путь служении Богу и принять монашество.

— Подумайте как следует, поживите в монастыре, посмотрите на монашескую жизнь, но, главное, не спешите, чтобы потом ни о чем не жалеть!

— И последний вопрос, который мы традиционно задаем всем насельникам Лавры: являлись ли Вы свидетелем каких-либо чудес, которые произошли по молитвам Печерских святых с Вашими духовными чадами или просто знакомыми?

— Об этом очень сложно говорить или утверждать. Да, было такое, что люди исцелялись по молитвам Печерских святых. Скептик скажет, что это могло быть просто совпадение или хорошее результативное лечение. Люди обращались, просили молиться, служили молебны в пещерках, люди регулярно причащались. И как следствие — исцелялись. Возможно, здесь сыграло свою роль и врачебное искусство, но для верующего человека это не просто результат лечения, это — чудо, которое произошло в его жизни с молитвой и помощью Божией, а также заступничеством всех Печерских святых!

— Спасибо Вам за беседу!

— Всегда пожалуйста! Храни Вас Господь!

Православная Жизнь

Прочитано 73 раз
Поделиться этой статьей

Похожие статьи

– Какие бы проблемы ни привели человека в Церковь, чтобы приблизиться к Богу, нужно проделать путь покаяния. Человек...
Выхожу и всё пытаюсь вспомнить, что же ещё я не сделал... Потом думаю: Боже милостивый! А если смерть придёт? Как...
Представьте: в темень, без всякой моральной (да и физическая немного отставала) подготовки лезть куда-то в ледяную...

Оставить комментарий

 

         

 

Богослужения

Будни: 06.00 - полуночница, молебен с акафистом свт. Иоанну.

19.30 – малое повечерие, каноны, вечерние молитвы

 

Воскресные и праздничные дни:

16.00 - Всенощное бдение

08.00 - Молебен с акафистом свт. Иоанну. Божественная Литургия

Монастырь открыт с  6.00 до 20.00

 

Наш адрес

3700 Украина,

Полтавская обл.

Пирятинский район, 

с. Калинов Мост,

ул. Леси Украинки, 31,


тел. +38 068-4493408

e-mail: svtioann@ukr.net

скайп: ig.serapion

сайт: www.kalinovmost.org.ua

 

Top
We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…