«Я росла рядом со святым Иоанном»

Пару месяцев назад Промысл Божий свел меня с удивительным человеком – матушкой Марией Потаповой. Матушка Мария – умная, по-русски открытая, энергичная, гостеприимная. Верная спутница митрофорного протоиерея Виктора Потапова. Дочь священника, супруга священника, племянница епископа.

Протоиерей Виктор и матушка Мария Потаповы

Она происходит из древнего русского рода. Ее мама, Анна Михайловна, урожденная Родзянко, – внучка Михаила Родзянко, председателя Государственной Думы третьего (1907–1912) и четвертого (1912–1917) созывов. Папа – известный протоиерей Сергий Чертков. Чертковы были знамениты в царской России своей благотворительностью: открыли в Москве первую бесплатную публичную библиотеку, построили в Воронежской губернии Кадетский корпус, школу для крестьянских детей, сахарный завод, провели железную дорогу между Ростовом-на-Дону и Воронежем. Прадед матушки, Федор Чертков, в своем родовом имении под Воронежем возвел церковь во имя святой великомученицы Параскевы, в которой и был похоронен.

После революции семья Чертковых разделила участь многих русских изгнанников. Во время Второй мировой войны отец матушки Марии попал в концлагерь. Избежав чудесным образом смерти, он дал обет служить Церкви и людям. Был рукоположен в диаконы в 1947 году, на праздник иконы Божией Матери «Державная», и десять лет сопровождал архиепископа Иоанна Шанхайского в его поездках.

Отец Сергий посвятил себя служению русским беженцам, спасая их от преследований после Второй мировой войны. Пользуясь своими связями в Министерстве иностранных дел Франции, помогал в переезде Леснинского женского монастыря из коммунистической Югославии во Францию. Его дочери Александра, Марина и близнецы Анна и Мария жили в этом монастыре под крылом владыки Иоанна Шанхайского, сыновья алтарничали.

Почти все шестеро детей протоиерея Сергия связали свою жизнь с Церковью. Старшая дочь Александра работала в Париже на радиостанции «Голос Православия» – эта радиостанция вещала духовные передачи на Россию. Марина – монахиня в Иерусалиме в Елеонском женском монастыре. Анна – иконописец, супруга протоиерея Владимира Данилевича.

В 1970-е годы протоиерей Сергий был назначен настоятелем Николаевского храма в Тегеране, где несколько лет не было священника. Когда он узнал, что многие православные здесь похоронены без отпевания, – стал обходить все могилы и отпевать усопших. Он также смог добиться строительства в Тегеране дома престарелых и пожизненной пенсии русским старикам, заброшенным на чужбину.

Отец Сергий очень любил Россию и до конца жизни молился за нее.

Его дочь, как и он, много сил и времени отдает попечению о страждущих, помогая всем нуждающимся, которых приводит к ней Господь. Мария Потапова и ее муж также трудились многие годы в Комитете защиты гонимых православных христиан в СССР. Члены комитета организовывали встречи, освещали в печатных изданиях случаи гонений на верующих, собирали и посылали деньги, писали протесты в Советское посольство.

***

– Матушка Мария, по вашей семье можно изучать историю России.

Матушка улыбается в ответ:

– Я маленькая часть большой семьи. Мой папа – отец Сергий Чертков-Трубецкой. Его мать, моя бабушка, – княжна Александра Николаевна Трубецкая. Прадед – Михаил Владимирович Родзянко, председатель Государственной Думы. Моя мама – родная сестра епископа Василия (Родзянко). Мой дядя Владимир Михайлович Толстой – внук Льва Николаевича Толстого.

– Ваш отец десять лет служил протодиаконом при святителе Иоанне Шанхайском…

– Да, папа был многие годы рядом с Владыкой. И я родилась и провела первые двенадцать лет моей жизни при владыке Иоанне. Папа был единственным его протодиаконом. Тогда Владыка являлся Западноевропейским экзархом, и папа любил повторять, что они с Владыкой «расколесили» всю Европу. Папа служил 50 лет, 22 года диаконом, умер протоиереем.

Когда он стал священником, среди ночи приходил в церковь, чтобы успеть совершить проскомидию. Собирал с полок все помянники, вспоминал всех, кого встречал в своей жизни, – тысячи имен. Часами вынимал частицы за каждого человека. И я думала тогда, что это нормально, что так делают все священники…

Я как-то спросила у него, когда он был уже старенький: «Папа, почему ты так долго совершаешь проскомидию?» И он улыбнулся: «А разве ты не помнишь, с кем я проводил ночи в алтаре?» Это были плоды владыки Иоанна Шанхайского.

– Может быть, поделитесь с нами воспоминаниями о детстве, проведенном у ног святителя?

Я росла рядом с владыкой Иоанном и чувствовала его святость. Дети чувствуют это лучше, чем взрослые

– Я росла рядом с владыкой Иоанном – святым человеком – и чувствовала его святость всем нутром. Дети чувствуют лучше, чем взрослые.

Владыка постоянно жил в молитве. Он был аскетом, подвижником, но не был оторван от мира. Заботился о людях потрясающим образом! Вокруг него всегда собирались скорбящие, несчастные семьи, и он о них заботился.

У него немного живот торчал, но ел он совсем мало. И я удивлялась: почему у него торчит живот? А потом я узнала, что он, возможно, носил вериги… Все называли его босым, но я его видела только в сандалиях на босу ногу. Знала также, что он никогда не ложится спать в кровать. А я смотрела на его кровать и думала: «О, как здорово: эту кровать никогда не нужно стелить!»

Хорошо помню его келью в Леснинском монастыре – я и мои сестры буквально там росли.

Там подвизались потрясающие монахини! Игумения Феодора, в миру княгиня Нина Николаевна Львова. Благочинная матушка Магдалина (Граббе), потрясающий человек, очень светлая. Таких много там было… Слышали об этом монастыре?

 

 – Да, матушка. Для наших читателей добавлю несколько слов о сестрах, упоминаемых вами.

Будущая игумения Феодора родилась в Хабаровске в 1893 году. 20-летней девушкой добровольно пошла на фронт Первой мировой войны сестрой милосердия. Высокая, сильная, красивая, неутомимая, она желала послужить Отчизне. Во время гражданской войны вышла замуж за князя Константина Львова и участвовала вместе с ним в походе Белой армии. Через восемь месяцев после свадьбы ее муж скончался от сыпного тифа, и Нина Николаевна покинула Россию вместе с Белой армией.

По благословению митрополита Антония (Храповицкого) княгиня поступила в Леснинский монастырь, находившийся тогда в Югославии. Заведовала детским сиротским приютом и привела его в цветущее состояние – за время ее управления ни один ребенок не умер. За 20 лет через любящие руки леснинских сестер прошло более 500 детей.

Монахиня Магдалина, в миру графиня Нина Павловна Граббе, сменила на посту игумению Феодору после ее упокоения в 1976 году. Была известна как знаток святоотеческой литературы и аскетики. Благодаря ее стараниям был заново издан сборник Валаамского монастыря «Умное делание» – об Иисусовой молитве – на русском, английском и французском языках.

Матушка Мария, наверное, вам на всю жизнь запомнились дни, проведенные в этом монастыре?

– Да, мне очень повезло, что я там жила. Помню кресло Владыки в углу его кельи – в нем он дремал. Как-то я находилась у него в келье, когда он болел. Мать Феодора пришла и стала настаивать, чтобы он лег в постель хотя бы в болезни, но он отказывался.

На Литургии мы стояли – кто с посохом, кто со свечой – у открытых царских врат во время архиерейской службы. Это мое детство

Мы, девочки, прислуживали во время службы в Леснинской обители – девочки могут прислуживать в женском монастыре, не заходя в алтарь. Мои сестры – Анна, Марина – тоже помогали. В алтарь не заходили, а все остальное делали. Всю Литургию мы стояли – кто с посохом, кто со свечой – у открытых царских врат во время архиерейской службы. Это мое детство… И мы участвовали, когда малый вход, когда великий вход… Я помню, как во время Литургии я стояла с тазом и кувшином для омовении рук архиерея, и мне клали на плечо ручник. И Владыка споласкивал руки, вытирал их… Нам, девочкам, повезло. Мы выросли с такими детскими воспоминаниями…

Владыка занимался еще кадетами в Кадетском корпусе в Версале, пригороде Парижа, служил там.

Лето я обычно проводила в летнем лагере «Витязей». Когда стала постарше – в РСХД (Русское студенческое христианское движение). Мы были очень дружны! «Витязи» давали ощущение русского духа, РСХД – больше церковного.

Владыка приезжал к «Витязям» в Альпы. Он жил в палатке в лесу. И я убегала из лагеря, приходила к Владыке в палатку. А он сидит – работает. Печатает. Куда бы он ни ездил, всегда возил с собой пишущую машинку. Всегда был при деле. Очень заботился о своей епархии, о пастве – до мельчайших деталей их жизни. У нас даже хранятся дома копии всех его рукописных указов – он так беспокоился о своей пастве, это просто удивительно, невероятно!

И он никогда не прогонял меня – а я почему-то очень хотела быть рядом с ним. Он угощал меня орехами, миндалем, и я сидела у палатки, на траве, играла с веточками, наблюдала за муравьями, стрекозами.

– Принято считать, что Владыка несколько юродствовал…

– Говорили, что владыка Иоанн юродивый. Но мой папа с этим не соглашался. Владыка просто был не как все. Несколько косноязычен. Особенный человек.

Когда я была рядом с ним, я знала, что он не как все. Когда я шла с ним – а я была маленькая, – он умел так общаться с детьми, на их детском уровне, что ребенок чувствовал себя прекрасно. Был просто невероятный контакт!

– Проявлялась ли прозорливость Владыки в отношениях с вашей семьей?

– У меня есть брат Николай, он очень дружил с 14-летним французским мальчиком Рене. Рене был католиком, и он умирал от рака. Владыка за него молился. И вот пришла весть, что Рене скончался. Мой брат очень переживал – он отказывался есть и пить. Родители извелись, не знали, как ему помочь. У нас в то время не было телефона. Вдруг – звонок в дверь. Открываю – там стоит Владыка и говорит: «Я к Коле пришел».

Я взяла у него благословение, а он сразу пошел к моему брату – ему даже не нужно было показывать, куда идти. И он сам знал, как Коля переживает, – ему не нужно было об этом рассказывать, хотя ему об этом никто не сообщал. Заперся с братом в его комнате и долго-долго с ним сидел. Я уверена, что мой брат на всю жизнь запомнил, как Владыка его утешил.

Владыка повсюду ходил пешком или ездил в общественном транспорте. Он мог явиться к одинокому, никому не известному, умирающему человеку в любое время дня и ночи, в любом месте. Откуда он мог знать о переживаниях моего брата? О смерти этого французского мальчика? У нас не было телефона, и он не мог знать. Но он знал.

– Это чудесно!

– У нас было много чудес, связанных с Владыкой. Мой дядя, Владимир Михайлович Толстой, рассказывал, как владыка Иоанн приехал в Покровский приход города Наяк, недалеко от Нью-Йорка. Там служил чудесный батюшка, настоятель этого прихода, протоиерей Серафим Слободской, автор замечательной книги «Закон Божий», которая издавалась и переиздавалась огромными тиражами. Патриарх Алексий в свое время говорил, что это настольная книга всех православных, самая издаваемая после Библии.

Отец Серафим был настоящий пастырь, он отдал всю свою жизнь Богу и людям. Абсолютный бессребреник, знал всех своих прихожан, заботился обо всех. Если он узнавал, что у кого-то какая-то скорбь, неприятность, – он сразу же бросался туда и старался помочь, утешить и подкрепить. Никогда не оставался в стороне. Это был потрясающий приход, потому что там был потрясающий настоятель. Отец Серафим очень любил Владыку, а Владыка любил его.

И вот Владыка отслужил Литургию на этом приходе и должен был уезжать, лететь на самолете, он был ограничен во времени. Он вышел из храма и вдруг говорит, что никуда не уедет, если ему не найдут одну женщину. Город Наяк не очень большой, но приход достаточно большой. Однако приход был как одна семья, и отец Серафим всех знал – но эту женщину не знал никто. Прихожане решили, что Владыка что-то путает. Все заволновались, потому что мой дядя должен был везти Владыку в аэропорт. А Владыка уперся, он был такой упрямый в хорошем смысле, и сказал, что не уедет, пока ему не найдут этого человека.

Город Наяк поставили на уши. Через десятые руки кое-как нашли эту женщину, и мой дядя, Владимир Михайлович, отвез владыку Иоанна к этой одинокой несчастной женщине. И вот Владыка вышел из машины, поднялся в квартирку к ней – а она как раз собиралась наложить на себя руки. Он долго с ней сидел, говорил с ней, утешал и потом передал в руки отца Серафима, который после этого, естественно, о ней заботился.

Дядя увез Владыку в аэропорт, и его там ждали – он никуда не опоздал.

Можете себе это представить? В наше время, в XX веке, среди нас жил такой человек!

Она видит: подходит Владыка к ней, улыбается, благословляет, кладет ей просфорку на живот – и исчезает!

Моя старшая сестра в детстве очень болела. И вот лежит она в больнице в очередной раз и вдруг слышит: стук-стук. Что это за звук? И она видит: подходит Владыка к ней, нагибается, улыбается, благословляет. Кладет ей просфорочку на живот – и исчезает! Вот такой ангел пришел – утешить ребенка. Он мог оказаться у постели страдающего больного ночью, когда метет вьюга, в непогоду, в бурю.

– Какой эпизод вашей жизни рядом с Владыкой запомнился вам больше всего?

– Помню, как я провожала Владыку. Совсем одна. Я стою на платформе – а он уже в поезде. И благословляет меня обеими руками – своим архиерейским благословением.

Я часто вспоминала этот эпизод своей жизни, когда выросла. Как он беспрерывно меня благословлял – даже когда двери закрылись и поезд тронулся… И он благословлял меня, пока поезд не исчез из виду. А я стою – такая маленькая девчонка, одна на вокзале…

Сейчас я понимаю, что он благословлял меня на всю мою жизнь – о которой он тогда уже всё знал. Благословлял, чтобы дать силы и подкрепить. Я тогда не могла представить, что буду жить в Америке, буду женой священника. Верю, что ему было открыто всё обо мне: и что я стану матушкой, и что мой муж будет служить в единственном приходе, который Владыка сам основал в Америке… И я знаю, что он о нас молится, хотя мы и недостойные такие…

Это его приход! Видите вот эти иконы? Они были в палаточной церкви владыки Иоанна на острове Тубабао

Это его приход! Видите вот эти иконы? Они были в палаточной церкви владыки Иоанна на острове Тубабао в лагере Международной организации беженцев, где в 1949 году проживало примерно 5 тысяч русских из Китая.

– Вы чувствуете помощь Владыки в вашем служении?

– Конечно! Мы чувствуем его присутствие в этом храме. Многие люди приходят просить о помощи – это он их приводит. И Владыка сам им помогает. Это не мы – это он.

И по его молитвам мы занимаемся тем главным, чем должен заниматься приход, – помогать людям, невзирая ни на что. И пока приход будет так жить – будет всё идти хорошо. И все участвуют в этом – все прихожане, нам не нужно никого уговаривать, ничего объяснять. Это образ жизни.

Я помню время, когда у нас еще не налажена была благотворительность. Один раб Божий предоставлял нам дом, где мы селили нуждающихся. Помню, был такой момент: я не знала, где взять деньги, чтобы накормить этих людей. Мне часто приходилось на кредитную карточку покупать продукты. Я не хотела отца Виктора беспокоить этими проблемами – это была моя проблема. Я никому ничего не говорила.

– А много было нуждающихся?

– Да. Господь нам постоянно посылает таких людей. У нас даже сейчас дома живет одна семья бездомных.

А тогда мне было очень плохо, потому что я не могла решить проблему с деньгами. В воскресное утро я пришла в храм. Владыка еще не был прославлен, но отец Виктор знал, что его должны скоро прославить и взял на себя смелость изобразить его образ на столбе в храме. В это время шел Великий пост. Отец Виктор вел катехизические беседы во время Великого поста после Литургии и трапезы, а я стояла сзади в храме.

Я купила самую большую свечку, которая только была в свечном ящике, поставила ее и сказала: «Владыка, дай мне деньги!»

И больше ничего не сказала. Это была такая короткая молитва.

Это была короткая молитва: «Владыка, дай мне деньги!» Вдруг кто-то дотронулся до моего плеча…

Вдруг кто-то дотронулся до моего плеча. Я оборачиваюсь – и этот человек протягивает мне чек на большую сумму и говорит при этом: «На, бери для твоих бедолаг!»

И я была в полном шоке – потому что никто ничего не знал. Я просто попросила Владыку: «Дай мне деньги!» Этот человек увидел мое удивление. И я рассказала ему в двух словах, почему так удивлена. И помню, как он сказал мне: «Маша, ты не молись слишком часто владыке Иоанну, а то мы все обанкротимся».

И Владыка часто мне так помогал…

Один мальчик-инвалид очень страдал: проблемы с костями, с зубами. Он ползал по полу – не мог ходить. Мы дали его семье кров. Нужны были большие деньги на его лечение. Отец Виктор спросил у меня: «Ты хочешь помочь этим людям – но как ты будешь за это платить?» Я ответила: «Не беспокойся об этой проблеме!» И когда он ушел, я говорю Владыке: «Владыка, пожалуйста, помоги!»

И вот мы сидим с этим мальчиком и его матерью у зубного врача, который совсем нас не знает, не знает историю этого ребенка, приехавшего из России. Хороший врач, дорогой. Я подсчитываю свою чековую книжку и думаю: «Как я буду платить за лечение?» И вдруг приходит его мать, вся красная, смущенная, и говорит: «Ничего не надо платить».

Как я узнала позднее, мальчик во время лечения тоже думал: «Как матушка Мария будет платить?»

И тут врач прерывает процедуру лечения и говорит ребенку, будто слышит его мысли: «Ты знаешь, я ведь тебя бесплатно лечу!» Мать удивленно спрашивает: «А почему?» И врач отвечает с улыбкой: «А потому что мне Сережа нравится!»

И я понимаю, что Владыка опять мне помог!

Вот такие маленькие истории – у нас их много было…

Этот мальчик-инвалид стал ходить после прославления владыки Иоанна. На него накинули мантию Владыки – и по его телу пошло тепло, пропали боли. Он выпрямился и сделал первый шаг…

– Вы разговариваете с Владыкой как с живым человеком! Да ведь он и на самом деле всё слышит…

Помогать нужно не только, когда легко это сделать, а тогда, когда отрываешь кусок от себя, – вот это помощь!

– Здесь, в нашем храме, – всё по молитвам святителя Иоанна Шанхайского! Я хорошо знаю: мы должны бояться того дня, когда Господь перестанет посылать нам людей, нуждающихся в нашей помощи. И помогать нужно не только, когда тебе удобно, легко это сделать, когда есть деньги, а тогда, когда денег нет, когда отрываешь кусок от себя, – вот это помощь! И тогда Господь никогда не оставит!

Если человек не помогает, когда у него нет средств, – он не поможет и когда разбогатеет. Надо уметь помогать – когда мы не можем.

– Матушка, вы чувствуете поддержку Владыки в искушениях?

– Как-то у меня случилось большое искушение. У нас не было достаточно средств, я не могла свести концы с концами, но не могла отказать в помощи нуждающимся. И меня упрекнули близкие мне люди в том, что я помогаю всем направо и налево и лишаю собственных детей необходимого. Я пребывала в смущении и переживала, думала: «Наверное, я на самом деле сумасшедшая…» Находясь в этом тяжелом искушении, я даже избегала исповеди и причастия.

И ночью во сне мне явился Владыка – очень строгий, в мантии архиерея. Он строго приказал мне исповедаться и причащаться. Но это была заботливая строгость – от любви. Он поставил меня на колени, стал исповедовать. А затем смягчился, стал очень добрым. Встал на колени рядом со мной и сказал: «Чтобы твое сердце не смущалось, продолжай делать то, что ты делаешь! Не волнуйся!»

И он вложил мне в руки деньги, которые вдруг размножились.

Когда я проснулась, на меня буквально с неба свалились деньги – и я смогла свести концы с концами.

– Отец Виктор так же обращается с молитвой к Владыке, как и вы?

– Он не имел счастья знать Владыку, но когда услышал, что Владыка скончался, – очень переживал. Он очень почитал его. Святитель Иоанн явился ему во сне в трудных обстоятельствах, утешил и предсказал ему будущее общественное служение на радиостанции «Голос Америки», которое продолжалось 30 лет. В этой работе Владыка всегда помогал отцу Виктору, и на работе, в уголке, рядом с батюшкой всегда висела икона святителя Иоанна Шанхайского.

– Благодарю вас, матушка Мария, за чудесную беседу!

– Помощи Божией всем читателям портала «Православие.ру» и его духовному руководителю владыке Тихону (Шевкунову)!

Православие.Ru

Прочитано 53 раз
Поделиться этой статьей

Оставить комментарий

 

         

 

Богослужения

Будни: 06.00 - полуночница, молебен с акафистом свт. Иоанну.

19.30 – малое повечерие, каноны, вечерние молитвы

 

Воскресные и праздничные дни:

16.00 - Всенощное бдение

08.00 - Молебен с акафистом свт. Иоанну. Божественная Литургия

Монастырь открыт с  6.00 до 20.00

 

Наш адрес

3700 Украина,

Полтавская обл.

Пирятинский район, 

с. Калинов Мост,

ул. Леси Украинки, 31,


тел. +38 068-4493408

e-mail: svtioann@ukr.net

скайп: ig.serapion

сайт: www.kalinovmost.org.ua

 

Top
We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…