«Любовь к России мы храним в наших сердцах». Как Зарубежная Церковь отметит свое столетие

Митрополит Иларион (Капрал) – о сохранении традиций, молодежи и единстве

В 2020 году Русская Православная Церковь Заграницей (РПЦЗ) отмечает столетие. Ее первоиерарх митрополит Иларион (Капрал) рассказал в интервью, как Зарубежная Церковь все это время поддерживала православные традиции в русской диаспоре, как сохраняет в молодых людях стремление к вере и какие отношения строит с Московским Патриархатом после восстановления канонического общения в 2007 году.

– Расскажите, как Зарубежная Церковь будет отмечать свой вековой юбилей?

– Прежде всего, молитвами. Кроме того, мы проведем ряд конференций. В частности, в 2021 году планируем посетить Сербию, где в городе Сремски-Карловцы с 1921 по 1944 годы находилось наше Высшее церковное управление во главе с митрополитом Антонием Храповицким. Мы хотим побывать в местах, где жили русские люди, бежавшие от большевиков из Крыма в 1920 году, где они похоронены, в монастырях, которые стали неотъемлемой частью духовной жизни как для русских, так и для сербов.

– Оглядываясь назад, как бы вы могли охарактеризовать этот период и тот путь, который Зарубежная Церковь проделала за 100 лет?

– Я бы сказал, что наша Церковь поддерживала и поддерживает традиции русского православия и всегда помнит, что мы являемся частью Русской Православной Церкви. Просто в течение долгого времени эта часть была отделена из-за преследований коммунистов. Тогда, в начале ХХ века, с благословения Святейшего Патриарха Тихона, епископы, находившиеся на неподконтрольных большевикам территориях, организовали временные церковные управления на юге России, потом в Сербии и в других странах. Но мы всегда помнили, что являемся ветвью Русской Православной Церкви, временно отделенной от основного древа из-за гонений на веру в России.

– РПЦЗ с самого начала была нацелена на воссоединение с Русской Православной Церковью. Как удавалось поддерживать стремление к единству столь долгое время?

– Устав нашей Церкви говорит, что мы являемся неотъемлемой частью Русской Православной Церкви. И мы всегда так считали и сохраняли эту цель. Из-за различных обстоятельств, сложного времени, которое было в XX веке, органическое воссоединение затянулось. Процесс занял многие годы, но он все-таки завершился.

– Для русских в рассеянии порой было очень трудно поддерживать свои национальные и духовные корни, ведь из-за «железного занавеса» люди, родившиеся уже за границей, чаще всего даже не могли посетить историческую родину. Вы, например, впервые приехали в Россию, когда вам было уже больше 40 лет. Как удавалось поддерживать веру в таких условиях?

– Это не только моя ситуация, это касается всех. Мы поддерживали любовь к России, откуда приехали наши родители. Дома они хранили русские традиции и всячески старались поддерживать в нас русский язык. Так эта любовь перешла от них к нам. И прежде всего, это произошло благодаря православной вере, поскольку Россия и православие неотделимы друг от друга. У нас так много святых, такая богатая церковная история, в России столько священных мест. И мы стараемся сохранить это в наших сердцах.

– 12 лет назад состоялось историческое воссоединение двух Церквей, и почти весь этот период церковного единства пришелся на время вашего первоиераршего служения. Поначалу многие опасались, что РПЦЗ потеряет независимость. Зарубежная Церковь остается независимой?

– Мы обладаем той же независимостью, что была у нас и прежде. У нас есть широкая автономия, и мы можем поддерживать наши традиции, которые зародились уже в иммиграции. Важно отметить, что Русская Церковь очень поддерживает нас и это помогает РПЦЗ расти и развиваться. На самом деле, наша Церковь сейчас укрепляется и в США, и в других странах.

– А как бы вы охарактеризовали этот 12-летний отрезок? Был ли он успешным, всех ли целей удалось достичь?

– Главное заключается в том, что мы продолжаем поддерживать наши традиции, к нам приходят люди, которые хотят стать частью Православной Церкви. Конечно, 12 лет назад многие верующие не понимали ситуацию и думали, что Церковь в России остается под контролем государства. До сих пор остаются люди, хотя и не скажу, что их много, которые так считают. Они не понимают, что их отделение от Церкви причиняет вред нашей духовной жизни и проповеди православия.

– Как помочь детям и молодым людям остаться в Церкви и даже на чужбине сохранить русские корни? Что Зарубежная Церковь делает в данном направлении?

– Во многих наших приходах, хотя и не во всех, есть воскресные школы, где люди поддерживают русский язык. С каждым новым поколением это становится все сложнее, но когда родители говорят дома по-русски и пытаются привлечь к этому детей – это один из вариантов. Правда, значительная часть молодежи, к сожалению, потом отходит от нашей культуры, просто потому что их окружает другая жизнь. Зачастую молодые люди забывают русские традиции, но, слава Богу, остаются крепкими в вере. Они видят то, чем живет Церковь, и это помогает им поддерживать свои корни, веру, вести духовную жизнь и быть частью Церкви.

– Сейчас возникла еще одна проблема: в связи с предоставлением Вселенским Патриархатом так называемой автокефалии непризнанной Православной церкви Украины, Московский Патриархат решил приостановить евхаристическое общение с Константинополем. РПЦЗ это решение поддержала. В США, возможно, ситуация ощущается более остро, чем в других странах, поскольку здесь абсолютное большинство православных приходов – греческие, а представители Константинополя занимают основные посты в межправославных организациях. Вы не чувствуете себя здесь в изоляции?

– Нет, мы не чувствуем этого, поскольку стоим за правду.

– А другие церкви в США поддерживают вас?

– Одни поддерживают, другие нет. Некоторые выступают против того, что произошло на Украине, но не прекращают отношения с Константинополем. Это очень тонкий вопрос. Вмешательство Вселенского Патриархата в дела Церкви на Украине привело к проблемам в православном мире. У нас были братские отношения, но действия высших иерархов Константинополя принесли людям огорчение и печаль. Мы молимся о том, чтобы Господь помог каким-то образом вернуть мир и стабильность в мировое православие.

– Владыка, а что ждет РПЦ в будущем, на ваш взгляд?

– Я думаю, наша Церковь будет расти и развиваться. К нам приходит все больше молодежи, и есть все основания полагать, что все больше людей хотят стать православными.

Дмитрий Злодорев
Вашингтон

ИСТОЧНИК

Прочитано 103 раз
Поделиться этой статьей

Оставить комментарий

Top
We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…